Лучшие друзья писателей (21 фото)

Собака — не только друг человека, но, потой, едва ли не полноценный соавтор писателя

Стивен Кинг с корги Марлоу. Именно Марлоу — прообраз Ыша из «Темной башни».
«Снимки собак погибших людей тоже берут читателей „Биде ньюс“ за живое. Вы сажаете пса на крыльце дома покойного и даете подпись: „ДОЛГОЕ ОЖИДАНИЕ БАФФИ НАЧИНАЕТСЯ“ или что-нибудь в этом роде».
Стивен Кинг, «Ночной летун»


Нил Гейман.
О том, как он встретил этого коричневого пса Гейман рассказал очень подробно. Гвоздем же рассказа стало: «И вот, когда через пару недель мы его помыли…» А еще, на встрече с читателями, Гейман прекрасно характеризовал собак: «Собака смотрит на тебя такими глазами, словно говорит: „Я даже не знаю, что ты делаешь, но ты ТАКО-О-О-О-Й умный“.


Эрнест Хэмингуэй славился своей любовью к кошкам. Его дом на Кубе был похож не на обиталище писателя, но на пристанище старой сумасшедшей бабки, которая живет с несколькими десятками кошек. И единственной фотографией, которую я обнаружил, где бы Хэмингуэй был запечатлен с собакой стала вот эта. Хэмингуэй повернут к объективу спиной.


Гертруда Стайн с щенком таксы по кличке Пепе.


Элис Токлас (секретарь, любовница, муза, издатель, критик Гертруды), Гертруда Стайн и их пудель Баскет.
»Я знаю, что я — это я, поскольку об этом знает моя собака".


Дин Кунц и его пес — золотисты ретривер Трикси Кунц.
Трикси был псом-компаньоном, из тех, что помогают инвалидам. Однако, сам Кунц инвалидом не был, но пса подарила ему организация, предоставляющая собак-помощников людям с ограниченными возможностями. Дело в том, что Кунц постоянно поддерживает эту организацию и перечислил на ее счет свыше 2,5 миллионов долларов. Так же он посвятил несколько книг Трикси.


Джордж Гордон Байрон со своим псом по кличке Лион.

Любовь Байрона к своему псу более чем известна. Своему же ньюфаундленду по кличке Боцман, скончавшемуся от бешенства, поэт посвятил знаменитую эпитафию:

Здесь покоятся останки того,
Кто обладал красотой и благородством,
Но не самолюбием,
Силой, но не высокомерием,
Смелостью, но не жестокостью,
А также всеми достоинствами человека,
Но не его недостатками.
Сия похвала, которая стала бы нечаянной лестью,
Будь она начертана над человеческим прахом,
Есть лишь дань памяти
СОБАКЕ по кличке БОЦМАН,
рожденной на Ньюфаундленде в мае 1803 года
и умершей в Ньюстеде в ноябре 1808-го.

Near this Spot
are deposited the Remains of one
who possessed Beauty without Vanity,
Strength without Insolence,
Courage without Ferosity,
and all the virtues of Man without his Vices.

This praise, which would be unmeaning Flattery
if inscribed over human Ashes,
is but a just tribute to the Memory of
BOATSWAIN, a DOG,
who was born in Newfoundland May 1803
and died at Newstead Nov. 18, 1808.

When some proud Son of Man returns to Earth,
Unknown by Glory, but upheld by Birth,
The sculptor’s art exhausts the pomp of woe,
And storied urns record who rests below.
When all is done, upon the Tomb is seen,
Not what he was, but what he should have been.
But the poor Dog, in life the firmest friend,
The first to welcome, foremost to defend,
Whose honest heart is still his Master’s own,
Who labours, fights, lives, breathes for him alone,
Unhonoured falls, unnoticed all his worth,
Denied in heaven the Soul he held on earth –
While man, vain insect! hopes to be forgiven,
And claims himself a sole exclusive heaven.

Oh man! thou feeble tenant of an hour,
Debased by slavery, or corrupt by power –
Who knows thee well must quit thee with disgust,
Degraded mass of animated dust!
Thy love is lust, thy friendship all a cheat,
Thy tongue hypocrisy, thy words deceit!
By nature vile, ennobled but by name,
Each kindred brute might bid thee blush for shame.
Ye, who perchance behold this simple urn,
Pass on – it honors none you wish to mourn.
To mark a friend’s remains these stones arise;
I never knew but one – and here he lies.


Любимого пса Джона Стейнбека звали Чарли.

Их путешествия-приключения по Америке он и описал в книге, обложка которой приведена.


Курт Воннегут со своим псом по кличке Тыковка.


Курт Воннегут со своим псом, 1969 год.


И снова тыковка


Есенин с собакой. Статуэтка.

Может собак он и любил, и кошек тоже, но что-то и с теми, и с другими, обходилась он в строфе не шибко мягко.

В синюю высь звонко
Глядела она, скуля,
А месяц скользил тонкий
И скрылся за холм в полях.

И глухо, как от подачки,
Когда бросят ей камень в смех,
Покатились глаза собачьи
Золотыми звездами в снег.

Сергей Есенин, «Песнь о собаке»


Маяковский с бульдогом Булькой.

Ну, это совершенно невыносимо!
Весь как есть искусан злобой.
Злюсь не так, как могли бы вы:
как собака лицо луны гололобой —
взял бы
и все обвыл.


Чехов и Хина.

«Романсов покачнулся и упал на собаку.
— Так, именно так! Рви мордализацию! Не жалко! Хоть и больно, а не щади. На, и руки кусай! Ага, кровь течет! Так тебе и нужно, шмерцу! Так! Мерси, Жучка… или как тебя? Мерси… Рви и шубу. Всё одно, взятка… Продал ближнего и купил на вырученные деньги шубу… И фуражка с кокардой тоже… Однако о чем, бишь, я?.. Пора идти… Прощай, собачечка… шельмочка…
— Рррр.
Романсов погладил собаку и, дав ей еще раз укусить себя за икру, запахнулся в шубу и, пошатываясь, побрел к своей двери…»


Эми Тан и ее йоркширский терьер Буба Зо.


Уильям Стайрон со своей собакой по кличке Аквинна.


Эдгар Лоуренс Доктороу и Беки.


Робин Кук и Флаффи (кажется это жутко распространенная кличка).


Роберт Пенн Уоррен


Вудхауз и его такса Джед.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *